«Мы сразу решили, что не будем сидеть на инвестиционной игле»

Мила Семешкина,

Lectera LLC
CEO&Founder

Основательница и генеральный̆ директор образовательной̆ платформы Lectera, член Forbes Club Мила Семешкина – о создании и развитии образовательного бизнеса, подборе команды и будущем компании.

Мы на побережье Персидского залива. Почему именно здесь?

Все просто: здесь одна из штаб-квартир моего бизнеса — группы компаний Lectera. У меня есть бизнес в Москве и Майами, а в ближайшее время появится штаб-квартира в Европе. Сейчас много вопросов нужно решать в Дубае, поэтому последние несколько месяцев я провожу большое количество времени именно здесь.

Каково жить и работать в Дубае?

Дубай — очень крутой, динамичный, современный город. Бывает такое ощущение, что весь мир сейчас переехал сюда. Идешь в ресторан и встречаешь своих знакомых со всего мира. Здесь быстро складываются потрясающие знакомства, бизнес-связи. Дубай правда ощущается как столица мирового нетворкинга сейчас. Поэтому с точки зрения развития бизнеса я считаю его городом номер один в мире.

Давайте сделаем два шага назад и поговорим немного о том, с чего и откуда начинался этот путь?

Мой путь начался из маленькой, крошечной станицы Брюховецкая Краснодарского края. Я достаточно рано поняла, чем хочу заниматься. Мне были интересны коммуникация в самых разных ее аспектах и иностранные языки. В 15 лет поступила в университет и выбрала для себя огромную программу Russian and American studies. Мне повезло — у нас тогда была сильнейшая кафедра American studies, которая давала развитие и в иностранных языках, и в культурологии, и в журналистике, и в литературоведении. Сейчас, увы, кафедра расформирована. Считаю, что индустрия образования очень пострадала от этого. Это было мощнейшее и очень концентрированное обучение. Я с благодарностью вспоминаю нашу заведующую кафедрой Луизу Петровну Башмакову. Она помогла мне получить максимум от обучения в университете, и она же настояла на том, чтобы я поехала в Америку и потом поступила в МГУ. Благодаря этому я в 19 лет, получив диплом и прожив год в Америке, переехала в Москву и поступила в МГУ им. Ломоносова.

Что вы сделали, переехав в Москву?

Сразу начала очень активно работать и учиться. Поступила на факультет журналистики, и моим первым местом работы стала газета «Известия». Мне было интересно попробовать себя в роли журналиста. Что ж, я попробовала. Отработала четыре месяца, сделала несколько первых полос, получила за это «прекрасный̆» гонорар в размере 7 тыс. рублей и поняла для себя несколько вещей: что на эти деньги жить нельзя, что такой уровень и ритм жизни меня вообще не устраивает, что писать я буду в свободное от работы время, а деньги зарабатывать по-другому. После этого я устроилась event-менеджером в Американскую торговую палату в России. Кстати, я очень горжусь тем, что организовала первую конференцию в России, на которую приезжал Джо Байден — на тот момент он был вице-президентом США при действующем Бараке Обаме. Я правда много и эффективно работала тогда. И в итоге меня… уволили с формулировкой̆: «Она все равно от нас уйдет, она слишком хороша для этого места работы». Помню, выплакала все глаза. Сейчас могу сказать, что это было к лучшему: в поисках нового дела я занялась пиаром, и оказалось, что у меня это отлично получается. Началась очень серьезная работа — в пиаре, маркетинге и бренд-менеджменте. Я доросла до топ-менеджерской̆ позиции в крупной российской компании. И ушла в свободное плавание, стала строить собственный бизнес.

Как вы вышли на международный уровень?

Я работала PR-директором в компании Profi.ru, запускала классные проекты. Я и сейчас считаю Profi.ru одним из самых инновационных, продвинутых проектов на российском рынке — его делают ребята с очень правильным мышлением. В какой-то момент я почувствовала тот самый стеклянный потолок над головой, стало скучно. И в этот момент мне позвонили из Европы и сказали: «Слушай, мы видели, какие ты проекты крутые делала. Нам тут тебя сильно рекомендовали, мы будем запускаться в том числе и на российский рынок, нам нужна твоя экспертиза». А я много работала за свою карьеру с крупными европейскими и мировыми брендами: BMW, Mercedes, Schwarzkopf, MTV и т.д. В общем, так получилось, что европейские инвесторы и владельцы нескольких десятков проектов сами меня пригласили в качестве консультанта, чтобы я помогла им выстроить обучение и маркетинг в их проектах. Мне было интересно, я согласилась и практически сразу же переехала в Европу — поближе к ним. Очень много взаимодействовала со всеми их командами по всему миру и получила потрясающий опыт работы в международном бизнесе.

С чего начался ваш большой бизнес?

Мой большой бизнес начался с большого разочарования. Я всегда много училась: окончила бакалавриат, магистратуру, аспирантуру, писала диссертацию, научные статьи и так далее, преподавала в университете. Да, учиться я очень люблю. И занимаюсь этим всю свою жизнь. Однако в какой-то момент я осознала, что разочарована в классическом образовании. Тогда я ушла из аспирантуры, не стала защищать диссертацию, ушла с предзащиты — и считаю, что это самое правильное мое решение в жизни. Выглядело это, может, эмоциональным импульсом — моя семья переживала трагедию. Умер мой отец, у меня появились финансовые обязательства перед семьей. Мне пришлось не просто много работать, а невероятно много, чтобы помогать семье. Я разочаровалась в самом классическом обучении, увидела, что это все не работает, не монетизируется, малоприменимо к развитию карьеры и строительству собственного будущего. Классическое высшее образование — просто классный бэкграунд, хороший нетворкинг и твой широкий кругозор. Всё. И я поняла, что нужно сделать что-то такое, что людям в бизнесе поможет быстрее развиваться и больше зарабатывать.

Сколько денег было потрачено на старте?

Я инвестировала вообще все, что у меня было на тот момент, —около миллиона долларов своих денег. Поддержка на старте тоже была — я поделилась своей идеей с инвестором. Сегодня это мой очень близкий друг. Он знал, как я много и эффективно работаю, и когда я рассказала о своей идее, он ее высоко оценил, загорелся и даже захотел вместе со мной строить этот бизнес. А через полгода я пришла к нему и сказала, что хотела бы выкупить его долю и платформу развивать сама. Потому что я понимала, что от инвестиций, как правило, ожидается какая-то большая финансовая отдача сразу, а у нас не получалось сразу. Моя задача — не столько прибыль, сколько рост и развитие платформы. Когда

я выкупала долю Lectera у инвестора, у меня уже было несколько других бизнесов. Но Lectera — мой любимый проект. Это мое второе «я» в каком-то смысле.

До запуска в нее было инвестировано больше $3 млн, сейчас уже, конечно, сильно больше. В разы. И теперь это на сто процентов мой проект с положительной̆ маржинальностью. Мы очень быстро растем и, как говорится, «гуляем на свои», чем я горжусь. Сейчас, когда мы попадаем в ведущие международные рейтинги и получаем премии, я получаю много предложений от инвесторов, но всем отвечаю отказом.

Какую самую большую сумму предлагали?

Одни ребята предлагали крупную сумму с шестью нулями в долларах, почти с семью. Я хотела с семью. Слава богу, что не договорились. Сейчас если я и буду рассматривать сторонние инвестиции, то минимум восемь нулей̆. Это очень много. И мало кто готов сегодня предложить такие суммы. Но через два года мы будем стоить сумму с девятью нулями. Через пять — с десятью. И если уж будем продавать долю, то дорого. Я не хочу размываться.

Ну это же все равно были большие деньги?

Большие, не спорю. Но недостаточные. Я не продам долю дешево. Зачем? У меня есть деньги. Я все сама профинансирую. Мы не последний̆ кусок доедаем. Я сама — венчурный инвестор. Прекрасно понимаю, по какой траектории развивается венчурный бизнес. Если уж продавать долю, то за очень большие деньги. Потому что с такой скоростью, как развиваемся мы, не развивается ни одна EdTech-платформа сегодня. А в венчурном бизнесе главное — это рост.

На каких рынках растете быстрее всего?

Индия, Филиппины, Африка и Латинская Америка.

Неплохо. Но давайте поговорим подробнее про российский рынок. Что помешало ему добиться желаемого роста?

Проблемы у российского рынка такие же, как и у всего рынка в целом. Среди них — завышенные ожидания. Все были уверены, что пандемия обеспечит EdTech огромные инвестиции и фантастический рост. До пандемии у EdTech было 2–3% пользователей̆, сейчас их стало 4–5%, но это никак не взрывной̆ рост. Сейчас все платформы — не только российские, но и международные — бьются, по сути, за одних и тех же пользователей̆. Инвесторы, которые поверили в эти ожидания и вложили в российский EdTech десятки миллионов долларов, не получили своего ROI и, возможно, не получат. В итоге деньги заканчиваются, проекты замораживаются, команды сокращаются — все себя чувствуют не блестяще.

В Lectera с этим гораздо проще. Во-первых, мы с первых месяцев решили, что не будем сидеть на инвестиционной игле. Во-вторых — что продажами мы себе не перекроем ежемесячную потребность в деньгах, а значит, надо зарабатывать другими способами. Поэтому у меня, наверное, сейчас один из самых больших продакшенов на территории СНГ и Европы. Мы производим контент на 16 языках: текстовый контент, аудиоконтент, видео- контент. У меня большое количество заказчиков со всего мира, которые за это готовы платить немаленькие деньги, поэтому мы можем позволить себе очень интенсивно развиваться и расти. Продажа образовательного контента конкретно на Lectera.com дает нам всего около 10–15% оборота. Все остальное — другая экономическая деятельность компании. Именно это делает нас исключением на рынке EdTech, на котором сейчас не очень комфортно.

А что вообще такое Lectera сегодня и чему вы обучаете людей?

Lectera — это глобальная обучающая платформа, построенная по принципу быстрого обучения: Fast education — fast results. Мы обучаем конкретным навыкам, в первую очередь soft skills, а также hard skills. Полгода назад начали обучение целиком новым профессиям «под ключ». Работаем мы сейчас на пяти языках: русский, английский, испанский, немецкий, хинди. К концу года локализуем платформу еще на 11 языков. В основе платформы искусственный̆ интеллект, у нас нет менторов и все автоматизировано, поэтому наши курсы стоят достаточно недорого. Часто мы какие-то курсы отдаем вообще бесплатно, потому что можем себе это позволить.

Откуда берется желание бесплатно раздавать курсы и заниматься активной социальной деятельностью?

Мне в жизни много помогали, мне часто давали шансы. И я за это очень благодарна. Я вообще очень благодарный человек. Ну и, наверное, главное — фундаментальный̆ принцип моей жизни: любое соприкосновение со мной должно менять жизнь окружающих в плюс. Это может быть таксист, официант, коллега, случайный попутчик — кому-то достаточно улыбки и слов ободрения, а иногда нужно проделать реальную работу, чтобы поддержать человека. Не потому, что я жду от этого чего-то хорошего в ответ, а просто я так хочу. Наверное, я просто положительно заряженный человек, вот и все.

Как вы формируете команду?

Сейчас у нас команда очень круто сыгранная, очень сильная, я очень горжусь каждым человеком. Это ребята из 26 стран мира. И один из главных критериев, по которому мы собираем команду, — профессионализм, а также умение приносить результат. Я считаю: мы все живем в век тотального непрофессионализма, к сожалению. И мы этому тренду противостоим как можем.

Готовы ли вы закрыть глаза на некоторый непрофессионализм сотрудника, если между вами возникла «химия отношений»?

Не готова. Я очень трезво смотрю на такие вещи. Раньше было: очаровывалась людьми, давала им где-то поблажки, а потом они, хорошо прокачавшись, уходили. А я-то их растила, заботилась, когда им было тяжело, — и, конечно, каждый такой уход воспринимался болезненно. Сейчас я понимаю, что человек волен выбирать. И да, кто-то выбирает не меня и не мой проект. Наша команда настолько сильна, потому что мы уважаем друг друга, ценим и бережем, но при этом к профессионализму относимся очень трепетно.

Сколько часов в день вы сегодня работаете?

Четырнадцать–шестнадцать часов в день. Умножай̆ на семь: у меня почти нет выходных, отпуска как такового тоже нет.

Это что-то много для девушки, нет?

Есть такая шутка: «Если я такая красивая, то почему я работаю, как некрасивая?» (Смеется.) А если серьезно: я не знаю ни одного человека, который чего-то добился в жизни «на расслабоне». Так не бывает. Любишь кататься, люби и саночки возить. Вот я и везу. Но при этом все равно все успеваю: и работу, и хобби, и шопинг, и личную жизнь.

Какой вы видите себя и свою компанию через 10 лет?

В ближайшие два года Lectera станет очень крупным «единорогом» — мы прекрасно понимаем, как это сделать, и мы к этому идем. Через пять лет Lectera будет самой крупной образовательной платформой в мире по количеству пользователей, и к этому мы тоже идем с открытыми глазами и четкими планами. Через 10 лет планируем стать самой дорогой̆ EdTech-компанией в мире. Но, скорее всего, придем к этой цели лет на пять–семь раньше. Мы вообще очень шустрые ребята.

Сейчас я склоняюсь к тому, что много образования должно отдаваться бесплатно. Я искренне считаю, что все образование должно быть бесплатным. Буду дальше в этом направлении думать. И продолжу помогать женщинам строить карьеру и бизнес.

Кого вы видите своим конкурентом?

Это такой забавный вопрос. Могу сказать, что EdTech-платформы я своими конкурентами считаю в наименьшей степени. Мы конкурируем сейчас за время пользователя, а это, в первую очередь, YouTube и социальные сети. Видео контент, видео платформы — это наши, наверное, основные конкуренты, потому что мы делаем, по сути, Netflix в сфере обучения.

Кто такая Мила Семешкина сегодня?

Предприниматель. Ментор для десятков тысяч человек. Автор книг. Коллекционер: коллекционирую парфюмерию, вино и книги. Социальный активист и правозащитник. Президент организации Women Empowerment Council. Это крупная организация, в которой более 30 тыс. женщин по всему миру. Мы помогаем женщинам получать равные права и возможности в бизнесе. Я очень верю в женщин в бизнесе. Я вижу, как они бьются за свой рост, за место под солнцем. Женщины — очень сильные существа. Но эта сила мягкая. Тут главное — помочь женщинам ее в себе отыскать и развивать.

А почему вас Smart Mila называют?

О, это все ник из соцсетей. Ну и за границей мою фамилию вообще никто не может выговорить, потому представляюсь либо просто как Мила, либо как Мила Смарт. Это всем понятнее. Чувствую, что скоро придется менять фамилию (смеется).

Во что вы верите?

Я верю в силу интеллекта. Верю, что чем больше людей̆ будут образованными и научатся строить как минимум свой собственный мир, тем быстрее мы сможем построить более цивилизованный, правильный, добрый мир для всех. Верю в то, что в каждом человеке есть своя суперсила и нужно ее отыскать и развить. И мое призвание как раз в том, чтобы помочь в этом. Поэтому я пишу книги, поэтому развиваю образовательную платформу, поэтому занимаюсь просветительской̆ деятельностью, инвестирую очень много своего времени и сил в то, чтобы зажечь в людях этот свет. Считаю, что я — маяк и что моя миссия — светить и освещать людям путь. Пока получается. Но хочется светить ярче.

Текст: Дмитрий Озман, Президент Forbes Club Russia | Фото: Влада Михайлова

17.05.2022
Поделиться

Другие колонки членов клуба

Как удержать штурвал во время шторма?
Борис Паньков

Основатель и генеральный директор компании Omnicomm

24.06.2022