БРИЛЛИАНТЫ ПОСЛЕ «КОРОНЫ»

Елена Суховеева,

Советник генерального директора АЛРОСА. Руководитель программы ALROSA Diamond Exclusive.

Пандемия обрушила рынок персональной роскоши, но бриллианты по-прежнему в цене: их продажи перешли в онлайн и побили прежние рекорды. Член Forbes Club Елена Суховеева предупреждает, что истощение природных месторождений может угрожать рынку премиальных украшений больше, чем мировой локдаун.

«Между тем, некоторые от стресса покупают бриллиантовые браслеты». Под таким заголовком в июне 2020 года The New York Times опубликовала статью, посвященную впечатляющим в разгар пандемии результатам онлайн-продаж премиальных ювелирных украшений аукционными домами.

Сегодня, спустя ровно год после того, как вспышка коронавируса поставила было мировую алмазно-бриллиантовую отрасль на паузу, это утверждение по-прежнему очень хорошо описывает происходящее на рынке. Продажи ювелирных украшений с бриллиантами по итогам 2020 года показали лучшие результаты, чем рынок персональных предметов роскоши в целом, отмечают авторы ежегодного отчета Global Diamond Report. Рост крупнейшего в мире рынка украшений с бриллиантами в США в четвертом квартале 2020 года оценивается ими в 5-10%, а рост второго по величине рынка в Китае – в 15-20% в годовом сопоставлении. В целом по итогам пандемийного года, продажи бриллиантов в мире сократились на 15% по сравнению с 22%-ным спадом рынка персональной роскоши в целом.

При этом, если в массовом сегменте первая волна локдаунов обусловила явно выраженную паузу продаж в первой половине года, то премиальный сегмент, на который приходится около четверти всех продаж бриллиантов в стоимостном выражении, пострадал гораздо меньше, оперативно перейдя в онлайн. Sotheby’s с марта по июнь успешно провел 12 онлайн-аукционов, выручив на них на 8% больше верхнего эстимейта, $19,6 млн. Christie’s в июне продал онлайн 28,86-каратный бриллиант за $2,1 млн, на 6% выше верхней границы предварительной оценки (эстимейта).

Sotheby’s, который по итогам года в целом нарастил выручку от продажи драгоценностей на 8% до $310,5 млн, особо отмечает чрезвычайную устойчивость этого рынка. Примечательным эпизодом года стал первый в мировой истории аукцион первоклассного бриллианта без резервной (минимальной) цены. 5 октября 2020 года в отсутствие какого-либо нижнего порога ставок 102,39-каратный бриллиант высочайшего цвета и чистоты овальной огранки ушел на Sotheby’s в Гонконге за $15,7 млн – чуть больше $153 тыс. за карат. Правда, двумя днями позже 16,32-каратный бесцветный бриллиант там же был продан за $2,5 млн, или $154,4 тыс. за карат.

В целом, по данным Sotheby’s, с октября по декабрь 2020 года 94% бесцветных бриллиантов, выставленных на аукционы Magnificent Jewels, были успешно проданы, при этом почти 80% собрали больше верхней границы эстимейта.

Отметим, в сложившейся ситуации эксклюзивные бриллианты оказываются привлекательными не только с точки зрения «стресс-шопинга», но и как объект альтернативных инвестиций. После двух кризисов подряд, «отраслевого» 2019 года и последовавшего за ним «коронавирусного», цены на бриллианты скорректировались и находятся на достаточно интересном уровне для входа. При этом цены на высококлассные экземпляры инвестиционного качества отличаются относительно малой волатильностью и слабой корреляцией с другими финансовыми активами. Обладая максимальной концентрацией стоимости на единицу веса, бриллианты не требуют регистрации владения и передачи и могут стать оптимальным инструментом долгосрочного сохранения и передачи капитала – точнее, конечно, относительно небольших его долей. Основная сложность, которая может возникнуть – это вторичная реализация актива. В ряде случаев этот вопрос снимается уже в момент покупки. Например, программа ALROSA Diamond Exclusive, в рамках которой частные лица приобретают бриллианты эксклюзивного ассортимента напрямую в АЛРОСА, предусматривает, что компания может взять на себя организацию обратной продажи купленного у нее бриллианта.

COVID-19 резко ускорил структурное сокращение мирового предложения алмазного сырья, которое служит основным фактором фундаментальной поддержки стоимости бриллиантов в долгосрочной перспективе (на фоне прогнозов положительной динамики спроса). Дело в том, что природные алмазы, которые служат сырьём для изготовления бриллиантов – исчерпаемый природный ресурс. На сегодняшний день масштабная добыча алмазов осуществляется только в Африке к югу от Сахары и в приполярных регионах России (Якутия и Архангельская область), а также в Канаде. Австралийский рудник Argyle, некогда бывший крупнейшим на планете, в прошлом году закрылся в связи с исчерпанием запасов. Новых открытий с каждым годом становится все меньше. По некоторым оценкам, из 1000 обнаруженных месторождений в разработку можно вовлечь только семь, при этом полный цикл от геологоразведки до поступления продукции на рынок может занимать до 10 лет!

По данным Global Diamond Report, который консалтинговая компания Bain ежегодно готовит в сотрудничестве с Антверпенским мировым алмазным центром, добыча алмазов в мире в 2020 году сократилась на 20% до 111 млн карат. В ближайшие 3-5 лет, по оценке авторов отчета, ее ждет стагнация либо минимальный рост со скоростью до 2% в год, так как возобновление работы прибыльных предприятий в конце 2020 – начале 2021 года не сможет компенсировать естественное выбытие месторождений, в частности – того же Argyle.

Этот австралийский рудник помимо статуса крупнейшего на планете также был и основным мировым источником сырья для производства розовых бриллиантов, которые очень высоко ценятся как с эстетических, так и с инвестиционных позиций. Если бесцветный бриллиант приобретает инвестиционную ценность только начиная с определенного соотношения параметров (как правило, это экземпляры массой 5 карат и выше, цвета от D до G, то есть от полностью до почти бесцветного, и качества от IF до VS2, от идеально прозрачного до содержащего незначительные включения, невидимые невооруженным глазом), то розовые из-за своей редкости ее имеют по умолчанию. Именно поэтому рост цены на них за последние 15 лет составил 4,1–5,1 раза в зависимости от насыщенности цвета, тогда как крупные и качественные бесцветные бриллианты подорожали с 2000-го года на 90%-140% в зависимости от параметров.

Все эксперты сходятся на том, что закрытие Argyle осенью 2020 года придаст ценам на розовые бриллианты дополнительное ускорение. Во всяком случае, 14,83-каратный бриллиант «Призрак Розы», цвет которого GIA оценил как fancy vivid purple-pink (фантазийный яркий пурпурно-розовый), в ноябре 2020 года стал самой дорогой драгоценностью года на Sotheby’s и поставил мировой рекорд аукционной цены для своего цвета – $26,6 млн, или немногим менее $1,8 млн за карат.

Бриллиант The Spectacle, 100,94 карата, D-IF

14.04.2021

Другие колонки членов клуба

БРИЛЛИАНТЫ ПОСЛЕ «КОРОНЫ»
Елена Суховеева

Советник генерального директора АЛРОСА. Руководитель программы ALROSA Diamond Exclusive.

14.04.2021
Подводя итоги: как пандемия повлияла на венчурный бизнес в России.
Замир Шухов

Global Venture Alliance. Генеральный директор и партнер.

09.04.2021